Грибок захватил весь «МИР»!

Не так давно были рассекречены данные, которые позволяют по другому взглянуть на причину затопления орбитальной станции “МИР“ в 2001 году.

По официальной версии так поступили потому что станция выработала свой ресурс.

Однако, сегодня выясняется, что решение о ликвидации было принято в связи с тем, что она вся была поражена грибком. Плесенью, которой не были страшны ни космический холод, ни повышенная радиация. Она буквально съедала оборудование станции увеличивая вероятность поломок и отказов. Да и нахождение человека в такой среде, стало представлять опасность для здоровья.

Впервые с грибками в космосе столкнулись на станции «Салют-6»

В 1980 году пятый экипаж станции обнаружил странный белый налет. Он был на внутренних поверхностях тренажера для поддержания физической формы в невесомости. При более детальном осмотре, похожий налет был обнаружен и на деталях интерьера в жилых отсеках станции.

Пробы этого налета неизвестного происхождения, были доставлены на Землю. Где, после проведенных лабораторных исследований выяснилось, что загадочный налет сформирован из плесневых грибов – пенициллов (лат. Penicillium), аспергиллов (лат. Aspergillus) и фузариум (Fusarium).

Через несколько лет, во время работы 5-й экспедиции, на легендарной орбитальной станции «Салют-7″ космонавтами была обнаружена плесень. На этот раз в разъемах и кабелях рабочего отсека.

История повторилась — пораженные фрагменты кабельного оборудования отправили на Землю.

Детальное изучение под микроскопом показало, что мицелий грибков не только захватил от 25% до 50% поверхности. Но и повредил внутренние структуры образцов, например, на изоляционной ленте были обнаружены сквозные дефекты.

Запущенный в 1986 году «МИР» держался целых 7 лет

И только в 1993 году, во время своего четвертого, последнего полета, бортинженер Александр Александрович Серебров (позывной — «Сириус-2») во время подготовки скафандров, оставшихся от предыдущей экспедиции, к очередному выходу в космос, столкнулся с плесенью.

Kosmonavt Serebrov

Вот как он сам описывает данную встречу:

«Открываем скафандр — а он открывается у нас со спины, такая дверь есть, ранец, в котором все системы жизнеобеспечения, — а оттуда в лучах света облако зеленой пыли».

Если на земле пыль, пусть не быстро, но оседает. То в условиях невесомости споры грибка моментально подхваченные потоками воздуха, были разнесены по всей станции.

Как только джин грибок был выпущен из бутылки скафандра на МИР посыпались неприятности:

  • Буквально через 2-3 дня участники экспедиции заметили, что вода приобрела неприятный привкус;
  • Через неделю появился резкий запах;
  • Начались перебои с подачей воды. Во время ремонта Серебров увидел, что фильтр колонки засорился непонятными крошками желтого цвета;
  • Вышло из строя оборудование связи. Когда на Земле, куда сломанный прибор спустили для нахождения неисправности, открыли корпус, инженеры были поражены увидев на проводах обильный налет плесени.
    Plesen na provodah
    Грибки были везде: на армированном полиуретане, контактных колодках, изоляции, в местах повреждения которой процесс сопровождался активным окислением медных проводов;
  • И в последующем мелкие неисправности многочисленных приборов космической станции фиксировались с пугающей регулярностью.

К концу полета, который продолжался 197 суток, практически вся орбитальная станция была оккупирована грибком.

Вот что вспоминал Александр Серебров:

«Я как-то полез на сферическое днище, это кормовая часть модуля, так она была вся белым налетом покрыта. Это не просто окись алюминия. Я взял мазки, спустил на Землю. Но нас в известность не ставили, чтобы не пугать»

Грибки захватывали новое пространство

Так в корабле «Союз», который 1,5 года был пристыкован к станции в качестве резервного, стали замечать изменение прозрачности иллюминатора.

После возвращения корабля на землю выяснилось, что на центральном и периферическом иллюминаторах, изготовленных из кварцевого стекла, а также на их титановой оправе присутствует мицелий плесневых грибов.

Niti mitselya - povrezhdeniya na metalle

Причем на одном из иллюминаторов была отчетливо видна колония гриба. А по линиям роста мицелия стекло было протравлено…

Не стоит думать, что люди не боролись с грибком

Вот что рассказал «Итогам» мировой рекордсмен по длительности космического полета (438 суток), Герой Советского Союза и России, член Академии космонавтики Валерий Поляков:

«Раз в неделю мы делали гигиеническую уборку при помощи пылесоса и специальных салфеток, в которой принимали участие все члены экипажа.

Те места, где плесени было особенно много, обрабатывались препаратом фунгистат, после чего никаких грибков там больше не появлялось.

Особого беспокойства они нам не причиняли.

Был даже эксперимент под кодовым названием М-35. Мы должны были брать пробы до очередной экспедиции и после. В результате выяснили: если удавалось достичь нужного уровня чистоты, установленного ГОСТом, все было в порядке.

Эти уборки и изучения – работа рутинная, но мне, медику, было интересно.

На вид «космические» грибки такие же, как земные, – простая зеленовато-белая плесень, существующая, если не запускать, в виде легкого налета. Но оставь ее без внимания, и колония разрастается.

В этом случае Центр управления полетами принимал свои меры, к примеру, включал дополнительный подогрев определенного участка станции»

За двадцать лет исследований ученые нашли 250 видов микроорганизмов, которые живут внутри космических аппаратов.

Все грибки были земного происхождения, но в космосе из-за повышенного уровня радиации, микроорганизмы существенно мутировали. Став значительно агрессивней их земных аналогов.

Подтверждение этому факту нашлось на земле. Уже после затопления МИРа.

В 2003 году, во время посещения Чернобыльское АЭС были обнаружены просто заросли черной плесени. Причем больше всего ее было именно в четвертом энергоблоке, на стенах обращенных в сторону источников радиации. Это так потрясло ученых, что те, специально для него ввели новый термин — «радиотропизм».

«Радиостимуляция грибов (радиотропизм) — феномен ускорения метаболизма ряда микроскопических грибков при воздействии на них ионизирующего излучения»

Но вернемся на МИР

Не смотря на регулярные и вроде как вполне успешные уборки, ситуация ухудшалась.

Вот что вспоминает американский астронавт Майк Фоул, посетивший МИР в 1997 году:

«Станция напоминает тропический лес, насквозь пропахший сыростью и грибами. А ее стены покрыты разноцветной плесенью, от которой слезятся глаза и чешется кожа»

Грибки просто поедали станцию.

И к 2001 году о полноценной работе на МИРе уже не могло идти и речи.

А когда начались неполадки с бортовым компьютером станцию решили затопить в Тихом океане. Ученые рассчитали, что «космические грибы» обязательно погибнут от высоких температур во время прохождения верхних слоев атмосферы. Но что на самом деле произошло с мутировавшей космической плесенью — неизвестно…

На станции «МИР» были испытаны многие технические решения, опробованы технологические процессы, применяемые сейчас на МКС. И если бы не опыт, борьбы с грибком, накопленный за время эксплуатации наших космических станций, заросла бы МКС толстым слоем плесени.

Ссылка на основную публикацию